Сайт Відділу документів з мистецтва є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Новини
17.10.2017 12:33

"Ты моя мелодия"
"Муслім Магомаєв завоював популярність раптом, відразу. Популярність величезну і надовго...»....

10.10.2017 11:49

Перегляд фільму "Дикун"
Цієї неділі в рамках молодіжного клубу любителів кіно на «Казковому диванчику» відділу мистецтв...

05.10.2017 07:10

Біля витоків "Запорожців" І. Рєпіна
До 525-річчя українського козацтва працівники відділу мистецтв підготували виставку однієї картини «Біля...


Гість | Увійти
Версія для друку

85.864(4ФРА)
Т 82

Тулуз-Лотрек [Изоматериал] : ГРАФИКА: КОМПЛЕКТ ОТКРЫТОК / Ред. БРЫЛЕНКО Р. Л. : [б. и.], 1969.

СОДЕРЖАНИЕ

  1. Кабаре "Японский диван". Афиша. 1893 г.
  2. Жанна Авриль. Афиша. 1893 г.
  3. Аристид Брюан. Афиша. 1893 г.
  4. Повешенный. Афиша. 1892 г.
  5. Жанна Авриль. Литография из цикла "Кафе-концерт". 1894 г.
  6. Иветт Гильбер. Литография из альбома "Иветт Гильбер". 1894 г.
  7. "Что говорит дождик" (иллюстрация к песне Ж. Ришпена на музыку Д. Дио). Литография. 1895 г.
  8. Сидящая Ша-Ю-Као. Цветная литография из цикла "Они". 1896 г.
  9. Моющаяся женщина. Цветная литография из цикла "Они". 1896 г.
  10. Женщина-клоун. Рисунок из альбома "Цирк". 1899 г.
  11. Жокеи. Цветная литография. 1899 г.

В короткой, охватывающей немногим более десятилетия, творческой биографии Лотрека графике была отведена исключительная, едва ли не определяющая роль. Анри Тулуз-Лотрек (1864-1901) принадлежал к поколению Гогена, Сера, Ван Гога – живописцев, раскрывших в своем творчестве невиданные до того выразительные свойства цвета. Лотрек был не только их современником, но в значительной степени и соратником. Однако наделенный острой наблюдательностью и, с другой стороны, не слишком расположенный к каким-либо широким философским обобщениям, он всю жизнь чувствовал особую склонность к графике. Колористическое дарование Лотрека явилось причиной того, что он сыграл выдающуюся роль в истории не только черно-белой, но и цветной графики: в зрелые годы – цветной литографии, а в начале своей художественной деятельности – в той области, которая еще только становилась искусством, – полихромной афише.

Цветные афиши появились сравнительно недавно: во Франции – в конце 70-х годов ХІХ века. Их хроматический диапазон был ограничен: две-три краски. Это заставило художников искать максимально выразительные цветовые сочетания. Первым, кто начал целеустремленно действовать в этом направлении, был Жюль Шере. В 90-х годах в области плаката уже работали крупнейшие французские мастера – такие, как Стейлен, Валлотон, Боннар. Тулуз-Лотреку также суждено было создать в этом жанре ряд мастерских произведений.

Афиша "Японский диван" (название популярного кабаре), появившаяся в 1893 году, принадлежит к числу наиболее прославленных работ Тулуз-Лотрека. Прежде всего зрителю бросается в глаза фигура высококй и стройной молодой дамы в черном платье (для которой позировала Жанна Авриль). Она занимает центральное место, ее силуэт, строгий и изящный, определяет характер афиши в целом. Однако при более длительном рассматривании плаката обращает на себя внимание ряд деталей иного плана, производящих странное, даже тревожащее впечатление, из которых самая поражающая – фигура певицы. Верхняя кромка афиши срезает ей голову. И все же завсегдатаи парижских варьете (а к ним, собственно, и была обращена шутка художника) узнавали актрису и так – по длинным черным перчаткам: это знаменитая Иветт Гильбер. Правда и то, что художники-импрессионисты, прежде всего Дега, чье влияние на Лотрека было громадным, давно уже начали срезать краем картины часть изображенной фигуры, но этот чисто художественный прием получает у Лотрека некую двусмысленность и привносит в изображение увеселительного заведения нотку чуть зловещего юмора, характерного, впрочем, для большинства его работ.

Другой плакат (того же года) посвящен Жанне Авриль. Не зная, что на обеих афишах изображено одно и то же лицо, можно быть уверенным, что это другая женщина. Ее странная, почти нелепая поза контрастирует с анемичным выражением бледного вытянутого лица. Экспрессивному рисунку соответствует и колорит: яркое оранжевое, желтое, черное и белое – гамма гораздо более напряженная, чем в предыдущем плакате. Одним из наиболее совершенных театральных плакатов, созданных Лотреком, считают афишу с изображением Аристида Брюана, популярного парижского шансонье, исполнителя народных песен. В "Брюане" Лотрек, используя художественно-выразительные средства плаката, добивается лаконичного и сильного цветового решения, преследуя, по существу, ту же цель, которая стояла перед живописцами его поколения. В то же время Лотрек, как прирожденный график, лишь на контрастах черного и белого мог построить плакат, не уступающий по выразительности самым ярким цветным афишам. К шедеврам такого рода принадлежит почти монохромный "Повешенный" 1892 года (афиша-иллюстрация для книги "Тулузские хроники"). Здесь художнику нужно было достигнуть драматического эффекта (к чему он совершенно не стремился в "Брюане") и он использует как раз те средства, от которых в большинстве случаев отказывается: резкие контрасты света и тени подчеркивают трагизм ситуации, динамичное противопоставление пространственных планов усиливает экспрессию. В "Повешенном" ощущается преемственное сходство с работами другого французского художника – Оноре Домье, оказавшего на Лотрека почти такое же сильное воздействие, как Дега.

Лотрек обогатил искусство литографии рядом новых технических приемов; наряду с литографским карандашом он с равной легкостью пользуется пером и кистью, порой прибегая к разным видам техники при работе над одной вещью. Лотрек одним из первых стал применять в литографии разбрызгивание краски – по существу чисто живописный прием, который помогал ему, ученику импрессионистов, великолепно передавать атмосферу в различной степени освещенности.

Блестящее мастерство Лотрека проявилось в серии "Кафе-концерт" (1894), состоящей из ряда портретов артистов. Одним из лучших здесь является портрет Жанны Авриль. Снова и опять в ином "образе" изображает Лотрек свою любимую актрису. Художник не стремился к полноте образа. Он берет какую-то одну черту и доводит ее до крайности, порою до гротеска. Но гротеск у Лотрека раскрывает характер модели правдивее, чем самое точное изображение, ибо базируется не на случайных чертах, а на признаках, может быть с первого взгляда малозаметных, но безусловно типичных, важных и в конечном счете, определяющих. Так на отдельных мимолетных характеристиках-гротесках строится образ Иветт Гильбер, знаменитой исполнительницы шантанных песенок. Лотрек посвящает ей целый альбом (1894. Текст Г. Жеффруа). Он наблюдает певицу на улице, на репетиции, за кулисами, в краткий перерыв между номерами, когда она подкрепляется рюмкой вина, и выходящей на аплодисменты – в момент триумфа. Столь же остро передана неповторимая индивидуальность популярной в то время женщины-клоуна Ша-Ю-Као, запечатленной Лотреком двумя годами позднее. Портрет Ша-Ю-Као входит в литографическую серию "Elles" ("Они"), хотя тематически из нее выпадает. Эта серия посвящена женщинам, но не "женщинам вообще", а тем дамам полусвета, которых художник постоянно видел вокруг себя. Лотрек запечатлел их в интимной обстановке, со всеми их характерными чертами, иногда комичными, иногда отталкивающими. Интонационный строй отдельных листов различен: здесь и мягкий юмор и зловещий гротеск. Изредка Лотрек уходит от своей излюбленной тематики – театра, кафе-шантанов, полусвета – и обращается к изображению людей из народа, бедняков или крестьян. Как правило, этим работам свойственна особая свежесть. Сарказм здесь уступает место легкому юмору, гротеск исчезает, но характерность становится еще более наглядной. К произведениям такого рода, открывающим зрителю новую сторону таланта художника, относится, например, иллюстрация Лотрека к одной из песен композитора Дио, носящей название "Что говорит дождик". Это изображение "честной бедности" с ее привлекающе простым и ясным мировосприятием выдает иное, чем обычно, отношение художника к своим моделям. В последние годы жизни Лотрек, очевидно, испытывал все более насущную потребность в подобном живительном глотке чистого воздуха. Его искусство становится уравновешенней и серьезней. Вместе с тем он все чаще обращается к жанру, которому раньше уделял мало внимания – к изображению животных. В этот период Лотрек создает один из своих графических шедевров – иллюстрации к "Естественным историям" Ж. Ренара, с увлечением и настойчивостью рисует лошадей, страсть к которым сохранил на всю жизнь.

Лошади присутствует почти во всех композициях цикла "Цирк", созданного им в 1899 году. Пристрастие к цирку художника, столь склонного к эксцентричности и парадоксам, как Лотрек, вполне понятно. Однако рисунки цикла – это меньше всего простая фиксация увиденных сцен (Лотрек делал их по памяти, в госпитале, будучи уже тяжело больным). Художник не столько показывает цирк, сколько раскрывает его образным строем своих рисунков; это не блестящее зрелище, а то тяжелое, неровное, опасное ремесло, которое внимательный зритель всегда угадывает в легкой виртуозности эффектного номера. В "женщине-клоуне" буквально физически ощутимо затрудненное, "спотыкающееся" движение танцующей лошади. Сама клоунесса облачена в наряд, состоящий из сложных, замысловатых объемов, фигура лающего пуделя дана художником в нарочито трудном пространственном ракурсе. Подчеркнуто усложненная передача форм усиливается здесь тем, что они размещены в белом, "пустом", изолирующем фигуры пространстве, обозначенном лишь красной полоской арены (таков общий композиционный принцип всех листов цикла).

В "Жокеях", созданных Лотреком в следующем году, пространство и фигуры, наоборот, объединены виртуозно переданным движением. Тела лошадей даны в стремительно сокращающемся перспективном ракурсе. Глаз зрителя, переходя от крупа животного к голове, как бы совершает скачок, "участвуя" вместе с привставшем на стременах жокеем в бешенной гонке. Желание вызвать "сопричастность" зрителя, вовлечь его в эмоциональную сферу художественного произведения сближает Лотрека с другими художниками его поколения. Вместе с тем в этой поздней литографии ощущается удивительно полнокровное восприятие действительности, проступает то позитивное начало, которого были лишены многие ранние работы художника. Лотрек стремился по-иному увидеть жизнь, передать ее с большей ясностью и простотой, но это осталось лишь тенденцией, которой не суждено было получить своего завершения.

Б.А. Зернов 

Вхід