Сайт Відділу документів з мистецтва є частиною бібліотечного порталу lib.kherson.ua
Новини
17.10.2017 12:33

"Ты моя мелодия"
"Муслім Магомаєв завоював популярність раптом, відразу. Популярність величезну і надовго...»....

10.10.2017 11:49

Перегляд фільму "Дикун"
Цієї неділі в рамках молодіжного клубу любителів кіно на «Казковому диванчику» відділу мистецтв...

05.10.2017 07:10

Біля витоків "Запорожців" І. Рєпіна
До 525-річчя українського козацтва працівники відділу мистецтв підготували виставку однієї картини «Біля...


Гість | Увійти
Версія для друку

Тряшин С.С. Cherchez la femme — шерше ля фам. Несколько женских имён, или — от декабристок до Марины Влади и наших дней / С.С. Тряшин// Collegium. -2004. - №14. - С.52-70. 

Вашему вниманию представляем часть журнальной статьи "Марина-Владимир".


...Несколько дряхлых бюрократов в ответе за смерть многих
советских артистов... все они — палачи... Они лишили страну лучших
творцов. ...Воспоминания обо всех друзьях, сосланных, брошенных в
тюрьму, исчезнувших, загнанных, вычеркнутых из списка живых из-за
невозможности работать, из-за водки, наркотиков, от отчаяния...

Марина Влади


...Но надо, надо сыпать соль на раны,
Чтоб лучше помнить. Пусть они болят...

Владимир Высоцкий


...Посмотри, как я любуюсь тобой —
Как Мадонной Рафаэлевой!..

Владимир Высоцкий


«...Единственный поэт, портрет которого стоит у тебя на столе, — это Пушкин.
Единственные книги, которые ты хранишь и время от времени перечитываешь, — это книги Пушкина.
Единственный человек, которого ты цитируешь наизусть, — это Пушкин.
Единственный музей, в котором ты бываешь, — это музей Пушкина.
Единственный памятник, к которому ты приносишь цветы, — это памятник Пушкину.
Единственная посмертная маска, которую ты держишь у себя на столе, — это маска Пушкина...
...Ты говоришь, что Пушкин один вмещает в себя все русское Возрождение. Он — мученик, как и ты... Он твой кумир, в нем соединились все духовные и поэтические качества, которыми ты хотел бы обладать...».
Мы все помним волшебные пушкинские строки:
Я помню чудное мгновенье, Передо мной явилась Ты...
Но для многих из нас, живших и еще живущих в конце XX и в начале XXI века памятны и другие строки о Любви и о жизни в эти тяжелые времена:
И снизу лед и сверху — маюсь между
Пробить ли вверх иль пробуравить низ?
Конечно всплыть и не терять надежду,
А там за дело, в ожиданьи виз.
Лед надо мною — надломись и тресни!
Я весь в поту, как пахарь от сохи.
Вернусь к тебе, как корабли из песен,
Все помня, даже старые стихи.
Мне меньше полувека — сорок с лишним,
Я ЖИВ, ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ ТОБОЙ ХРАНИМ.
Мне есть что спеть, представ перед Всевышним
Мне есть чем оправдаться перед Ним.
Я не уверен, пришлось ли Владимиру оправдываться перед Ним, но то, что спеть ему перед Всевышним было что, — это несомненно, и в этом уверены Все.
Эта Великая Любовь и продолжалась именно двенадцать лет, «...до того рокового дня в июле восьмидесятого, когда ты не появился в глубине сцены с гитарой в руках. В тот вечер ты не играл спектакля — ты никогда больше не играл. За пропавшие билеты возвращать деньги не пришлось: каждый сохранил свой как священную реликвию...».
«...В четыре часа утра двадцать пятого июля я просыпаюсь... и когда звонит телефон, я знаю, что услышу не твой голос... — «Володя умер!», Вот и все, два коротких слова, сказанных незнакомым голосом. Тебя придавил лед, тебе не удалось разбить его...».
Напомним — «несколько дряхлых бюрократов в ответе за смерть многих...».
«...Вокруг театра полно милиции... Тысячи лиц отпечатались у меня в памяти, ...Волнуется людское море, растянувшееся на километры... часть огромной толпы бежит за автобусом до самого кладбища... После похорон я возвращаюсь в Париж...». ...

Продолжение читайте в журнале.
 

Вхід