Главная Творческие личности Творческие личности Украины Оксана Петрусенко. Символ украинской культуры пения

Оксана Петрусенко. Символ украинской культуры пения

Среди самых известных звезд украинской оперной сцены мы чуть ли не сразу вспоминаем Оксану Петрусенко (наст. имя – Ксения Бородавкина) (5 (18) февраля 1900 – 15 июля 1940).

Несмотря на трагически короткие сорок лет, отпущенных судьбой, по насыщенности они вместили бы четыре жизни, каждая со своим сюжетом, своей географией, своими спутниками и окружением.

Оксана Петрусенко – эталон нашей вокальной школы, ей завидовали, ее любили, обожали. У нее был необыкновенный голос, не имеющий вокальных параллелей – драматическое сопрано, а точнее – звонкое колоратурное драматическое сопрано.

Она родилась на заре ХХ века в поселке Балаклея Харьковской области в семье Андрея и Марии Бородавкиных. Бог даровал Ксении все необходимое, чтобы ее талант мог расцвести. Она имела прекрасную внешность, будто созданную для сцены. Актерским мастерством Петрусенко овладела под руководством ведущей актрисы Херсонского театра, ученицы Марии Заньковецкой Екатерины Лучицкой. Над развитием ее голоса и музыкальных способностей работал Петр Бойченко.

Оксана Петрусенко обладала сильным и красивым голосом серебристого тембра широкого диапазона, большим драматическим талантом. Искусство Петрусенко отличалось сочетанием совершенной вокальной техники с человечностью и психологической глубиной исполнения, внутренней экспрессией, блестящей дикцией. Как великолепная исполнительница украинских народных песен и романсов Петрусенко завоевала всенародную любовь и признание.

Как она стала «Петрусенко»? Однажды прочитала объявление, что в Херсонский государственный украинский драматический театр набирают артистов. И пошла испытывать свою судьбу. Очень волновалась, потому что привели ее прямо к музыкальному руководителю театра Петру Бойченко. Взволновала своим пением всех. Петр Бойченко спросил: «Где ты получила такой ценный клад? Спой еще что-то нам, Оксана!» – «Я – Ксения…» –- «А теперь, девушка, запомни! С этого дня ты – Оксана и забудь «Ксения»! Экзамен ты выдержала блестяще: мы принимаем тебя в состав нашего коллектива на правах «артистки с голосом». Но побудешь сначала хористкой: поучишься, к сцене привыкнешь... ».

Осенью 1917-го она вступила на правах хористки, а потом и ведущей актрисы «с голосом» в Херсонский украинский музыкально-драматический театр под руководством Ивана Сагатовского.

Именно в этот период Петр Бойченко начал проявлять интерес к девушке. Этого никто не воспринимал всерьез, даже самые близкие Оксане подруги Лучицкая и Варецкая. А Бойченко тем временем пробуждал в девушке лирические чувства, строил воздушные замки, и Оксана покорилась. Стала ему женой, не осознавая, как те воздушные замки очень быстро разрушатся, а обещанное счастье обернется тяжелыми семейными узами...

Прошло время, она начала выступать на сцене. Проходили последние репетиции «Запорожца за Дунаем» С. Гулака-Артемовского. Надо было изготовить и расклеить по городу афиши, сообщали о дебюте Оксаны Бородавкиной в партии Одарки. Все артисты театра сходились во мнении, что эта фамилия не подходит такой хорошей синеглазой стройной певице с неповторимой красоты голосом. Что же на афише писать? И начали артисты придумывать – Петрова, Шевченко, Любченко, Радуга, Барвинок... Бойченко предложил: «А давайте мы ей дадим фамилию Петрусенко! Меня отец называл Петром, Петей, Петрусенком».

А она смотрит своими голубыми глазами: «Да пусть будет Петрусенко». Вот так в афишах и появился псевдоним «Одарка – Оксана Петрусенко».

Под этим псевдонимом Ксения Бородавкина вошла в историю украинского вокального искусства. А премьера оперы С. Гулака-Артемовского «Запорожец за Дунаем» прошла с огромным успехом благодаря Оксане Петрусенко – Одарке и Петру Бойченко – Карасю.

Когда в 1921-м Херсонский театр распался, Оксана долгих семь лет путешествовала по России и Украине в составе передвижных музыкально-драматических трупп. Пережила репрессии, голодомор. Видели ее под Одессой: худую, страшную, высокую, еле ходила. Ее подкармливали. Была там с Петром Бойченко. Видели в Ялте. Затем – пела в Умани в полуразрушенном театре: из дыр в потолке ветер дует, падают снежинки, а она поет Наталью или Одарку. Не тогда ли и заболела туберкулезом ...

Когда Оксана начала свой творческий путь, учителем ее стал Панас Саксаганский, который приезжал на гастроли в Херсон, а потом учил ее в Киеве. Он помог ей поступить в Киевский музыкально-драматический институт им. Николая Лысенко, где она училась с 1923 до 1924 гг.. Обучаясь, дважды в неделю брала уроки у педагога Елены Александровны Муравьевой, которая высоко оценивала Оксану и говорила: «Чтобы стать хорошей певицей надо иметь здесь, здесь и здесь, – пальцем показывая на виски, горло и сердце. – Если же где-то не хватает, – значит посредственный певец».

Екатерина Лучицкая – ученица Марии Заньковецкой – была у Оксаны учителем сценического искусства. Она писала: «На мою долю выпало большое счастье быть первым учителем Оксаны на заре ее сценической деятельности». Когда приезжал Саксаганский, то играл с ней в спектакле. Это были спектакли для Херсона.

Но закончить учебу ей не удалось. Оксана влюбилась в певца-баритона Мефодия Семенюту-Барыло. И совместная жизнь не сложилась. Оксана забеременела, обучение стало невозможным. Она поехала в Калугу в передвижную труппу Сагатовского. А 16 января 1925 родила сына Владимира. Уже летом того же года она прибыла в Харьков в надежде остаться работать в Харьковском оперном театре. Выдержала пробы, но поработать там не удалось ...

Затем – «казанский период» Оксаны Андреевны. В 1927-м она получила предложение петь в составе оперной труппы Казанского оперного театра. Согласилась. Здесь удачно дебютировала – 13 декабря 1927 пела Оксану в опере Петра Чайковского «Черевички». Вакулу же исполнял тенор Свердловского (сейчас Екатеринбург) театра Василий Москаленко (ученик Станиславского и Немировича-Данченко). Так получилось, что сценический образ перерос в более глубокое чувство, и они впоследствии зарегистрировали свой брак. Именно в Казани ее и стали называть «украинским соловушкой».

Дальше – Свердловский и Самарский периоды.

И только 14 июля 1934 г. Петрусенко вместе с сыном и мужем приехала в Киев. Сразу с вокзала решила идти в Киевский академический театр оперы и балета на прослушивание. Директор театра Ян Янович Яновский удивился просьбе певицы устроить пробы немедленно. После прослушивания арий Лизы, Аиды, Тоски в исполнении Оксаны Андреевны, решение художественного совета было единодушным – зачислить Петрусенко солисткой театра без последующего этапа пробы. А мужа Василия Москаленко, чей тенор впечатления на присутствующих не произвел, зачислили солистом на вторые-третьи партии.

Она громко заявила о себе перед киевской публикой уже 15 июля в «шефском» концерте в авиагородке. Спев «Что мне жить и тужить» Варламова, взволновала Киев, но вокруг зашевелились и злопыхатели.

Первые три месяца Петрусенко завоевывала расположение публики, выступая в «Аиде». Из записи в ее дневнике от третьего сентября 1934: «...спела «Аиду» хорошо. «Друзья» насторожились».

 

 

Певица закрепила свое положение ведущего драматического сопрано в театре. Затем – «Запорожец за Дунаем». Когда состоялся генеральный прогон спектакля с участием главных пар Литвиненко-Вольгемут – Паторжинский и Петрусенко – Донец, то Андрей Хвыля, заместитель наркомпроса Украины, высокий партийный авторитет, заявил, что больше всего для Одарки подходит Петрусенко – и голосом, и телосложением. Ее конкурентка Мария Литвиненко-Вольгемут этого не смогла простить ...

 

 

Далее в опере «Снегурочка», Оксана пела в роли Купавы (премьера состоялась 5 марта 1935). И эту свою уникальную Купаву Оксана Андреевна создала в невыносимых для творческого труда условиях. Об этом свидетельствуют документы. В театре были группировки, которые выступали против Петрусенко. Из дневника певицы: «Дело в том, что постановщик оперы Иосиф Лапицкий заявил дирижеру Арию Пазовскому, что у него Купавы не существует, что Купава в моем исполнении не в его разрезе и я не разрешаю его творческой мысли. И что же? После нескольких репетиций Пазовский меня снял с партии Купавы...». И еще: «Я попала под влияние злых чар П... Где выход? Уступать нельзя, это не по-советски. Подумаем...».

Нина Ивановна Скоробогатько (ее концертмейстер и подруга) признавалась: «Когда шли спектакли «Снегурочки», ко мне не раз поступали тревожные звонки с просьбой, чтобы о них не знала Оксана: «Не оставляйте же Оксану Андреевну после спектаклей! Сопровождайте ее до самого дома (жила она тогда на Стрелецкой). Я знаю, что тогда к ней ревниво относилась Зоя Гайдай».

Но нетрудно догадаться, что дело здесь не в «ревности» Зои Гайдай или в нелюбви Ария Пазовского или Иосифа Лапицкого, – концертмейстер прямо намекает на доносы. Анонимки на Оксану Петрусенко были от служак системы. Певицу держали под «недремлющим оком» – факт неоспоримый.

1937 год. В Украине – волна репрессий. Были арестованы Иона Якир, Андрей Хвыля. Застрелился Панас Любченко. И некому было защитить Оксану. Задержали директора оперного театра Яновского. На допросах он оклеветал многих людей. О Петрусенко сказал, что она была человеком, близким к Панаса Любченко, бывала у него дома, он подвозил ее автомобилем и обещал путешествие в Италию. Яновский практически сделал прямой донос на певицу, которой симпатизировали и увлекались высокие партийные деятели Украины. И примадонны оперы завидовали ей черной завистью. Поэтому в сентябрьские дни 1937-го артистка находилась на краю пропасти.

В своих воспоминаниях Нина Скоробогатько намекнула, что во время антрактов в гримерной Оксана Андреевна оставалась одна, потому что партнеры по спектаклю боялись с ней разговаривать. И выход она нашла, когда почувствовала, что кольцо вокруг нее туго сжалось, что ее ждут арест, допросы ... Тогда решила поквитаться с жизнью, как это сделал Панас Любченко. Случилось так, что нашелся человек, который ее спас. Приехала из Москвы режиссер Анна Бегичева сделать записи выдающихся украинских художников. Бегичева якобы увидела Оксану с петлей на шее. Она сняла ее, и они в тот же вечер поехали в Москву с обращением к Клименту Ворошилову за «поддержкой». Но жизнь после этого не стала легче. Сказался туберкулез и у нее, и у ее сына.

 

Умерла Оксана Андреевна 15 июля 1940 г., на восьмой день после рождения второго сына Александра, при невыясненных обстоятельствах. Существует версия, что была отравлена ​​по заказу жены маршала Тимошенко из ревности. Официальная версия – осложнения после родов, большой тромб попал в сердце и закупорил коронарные сосуды. Сыновей приняли подруги Оксаны. Старший Владимир умер через 4 года от туберкулеза в возрасте 16 лет. Младший Александр болел туберкулезом костей, всю жизнь носил корсет. Женщина, ставшая ему второй матерью, обращалась за помощью к родному отцу Александра партийному работнику Андрея Чеканюка, но тот ее выгнал. Она вынуждена была даже попрошайничать. Несмотря на все Александр стал биологом, защитил диссертацию. Умер в 1999 году.

Оксану Андреевну любил Павел Тычина. Но не мог жениться. Он был несчастным человеком – гением в колпаке Сталина. Когда услышал, что Петрусенко умерла, застыл у рабочего стола и родились буквально ночью строки: «Пела же звонко, сильно, бесподобно! А голос был – из чистого серебра! Ой рано, рано, очень рано, Оксана, ты от нас ушла ...».

 

Интересно, что именно Оксана Петрусенко дала толчок к признанию известной художницы Украины Екатерины Билокур. Весной 1940 года неизвестная никому художница-самоучка Екатерина слышит по радио песню «Я ли на лугу не калина была…» в исполнении Оксаны Петрусенко. Услышав ее, Екатерине показалось, что это именно о ней песня. Она написала письмо, а вместе с ним положила в конверт несколько рисунков и отослала в Киев Оксане Петрусенко. В этом письме оказался и рисунок калины на куске полотна, который поразил певицу. Посоветовавшись с друзьями – Василием Касияном и Павлом Тычиной – она ​​обращается в Центр народного творчества, после чего в областной центр поступает распоряжение найти Екатерину Билокур и поинтересоваться ее работами. К Екатерины Билокур приехали специалисты, и началась у нее совсем новая жизнь.

Бесценными остались ее записи народных песен, романсов, арий из опер украинских композиторов на виниловых пластинках «Поет Оксана Петрусенко».

В Балаклее на Харьковщине есть ее мемориальный музей. Там много личных вещей Оксаны Андреевны – ее одежда, фортепиано...

В последнее воскресенье мая в Балаклее проводятся праздники памяти Оксаны Петрусенко, на которых выступают местные любители.

  • Эпитафия «Памяти Оксаны Петрусенко»:
Їй од природи стільки було дано,
Як велетень вона росла й росла.
Ой рано, рано, дуже рано,
Оксана, ти від нас пішла…
Й народ, яким жила ти, – вічна сила –
Носитиме твій образ на руках!
Що смерть? Сьогодні хай скосила, –
Але не скосить у віках!

Павел Тычина (1940 год, в ночь с 15 на 16 июля).

Календарь событий

  1 23456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031